Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

«Безумный» дом

[08.10.2016 / 12:28]

Энергоэффективные дома в Ангарске не оправдали ожиданий жильцов. Разработчики проекта утверждали, что их здания продуманы до мелочей в плане сохранения и экономии энергоресурсов. Но «чудо инженерной мысли» принесло только дополнительные расходы. Жильцы не экономят, а, напротив, платят больше, чем соседи из обычных домов. Сейчас в городе нефтехимиков два «умных» дома. Почти пять лет прошло с тех пор, как был сдан в эксплуатацию первый из них. В марте 2012 года в него въехали жильцы. Накануне Международного дня энергосбережения корреспондент «Сибирского энергетика» решил выяснить, как жильцы «умных» домов, на строительство которых ушло 120 млн бюджетных рублей, экономят на коммунальных услугах.

«Умная» начинка

«Пилотные» дома №№ 14 и 17 построены в 251-м квартале Ангарска. Напротив нового района находится посёлок Новый-4. Оттуда, а также из посёлка Китой были переселены жители  в необычные дома, возведённые по федеральной программе переселения из ветхого и аварийного жилья. 

Основная доля финансирования  на строительство этих домов была выделена Фондом содействия реформированию ЖКХ. На фоне «соседей» – таких же новых многоквартирных зданий – «умный» дом никакими уникальными девайсами не выделяется. Разве что загадочные конструкции на крышах выдают их особость. Вся «умная» начинка внутри. Фонари у подъездов этих домов загораются сами с наступлением темноты, умные энергоэффективные лампы в подъ­ездах включаются лишь при появлении человека, а после сами гаснут. 

По задумке авторов проекта, оба дома должны были соответствовать наивысшему классу энергоэффективности «А». Общий объём затрат на возведение уникальных для региона домов – более 120 млн рублей (федеральный, региональный и местный источники). По сравнению с аналогичными зданиями «умные» дома должны экономить до 60% на отоплении и горячем водоснабжении. В этих особенных домах энергию должны вырабатывать альтернативные источники: солнечные вакуумные водона­греватели с коллекторами, тепловой насос с использованием низкопотенциальной энергии грунта и подземных вод. Экономить, по проекту, должны и сами жильцы: затраты на оплату жилого помещения и коммунальных услуг в энергоэффективном доме относительно обычного дома должны составлять 30% в расчёте на 1 кв. метр. 

В этих экспериментальных домах всё должно было быть направлено на теплосбережение и даже стеклопакеты установлены не простые, а энергосберегающие. В них вмонтированы воздухопропускные клапаны, которые сами узнают, когда нужно пустить в комнату наружный воздух. Самое главное «чудо» зарыто в землю под фундаментом. Это теплонасос. Он использует энергию земли вне зависимости от времени года и других факторов. 

В специальном котловане пробурено более двадцати скважин, которые опускаются на несколько метров ниже уровня промерзания почвы. В них заведены трубы с незамерзающей жидкостью (этиленгликолем), которая забирает тепло земли, и дальше компрессор должен был преобразовывать его в теплоэнергию. Принцип действия теплового насоса основан на физическом явлении, используемом в обычном холодильнике. На крыше установлены солнечные батареи, они должны вырабатывать электричество и греть воду, которая течёт из-под крана. 

Заложники технологий

Эйфория «счастливых» владельцев квартир улетучилась вместе с теплом в квартире. Регулировать «погоду» в доме не помогают и специальные пульты. 

– Почти с самого начала оба дома были подключены к центральному теплоснабжению, – пояснили «Сибирскому энергетику» на месте жильцы.  – Когда мы заехали, оборудование первого дома функционировало. Сначала тут жил специалист-электронщик из Барнаула, из той фирмы, которая  у нас эту систему устанавливала. Потом произошёл сбой электропитания, погас свет, и вместе с ним вышла из строя электроника. Через какое-то время мы узнали, что нас подключили к центральному отоплению. 

В Ангарских тепловых сетях «СЭ» подтвердили, что предприятие питает дом теплом практически всё это время. Также энергетики выразили уверенность, что эти дома так и будут работать от центральной сети. 

Один из жильцов дома № 17, Николай Васянин, пригласил нас в свою квартиру. Вместе с соседями он рассказал, что «всё лето прошло в поисках горячей воды в кране». Когда мы стали проверять, вода действительно оказалась холодная. «Куда мы только не обращались. Писали жалобу в жилищную инспекцию, она приехала и сделала замеры воды, температура составила 41 градус при норме 60. Вот, у нас на руках все акты. Мы вызывали специалистов, которые обещали всё отремонтировать, как видите, лето прошло, но так никто и не стал решать нашу проблему», – говорят наперебой жильцы нашумевшего дома.  

Николай Васянин протягивает все платёжные документы, расчётки, в которых показано, что жители потребляют 11 тонн горячей воды и столько же холодной. «В квитанциях УК считает нам горячую воду, а по факту вода из правого и левого вентилей не отличается, – разводит руками Николай Васянин. – О каком энергосбережении тут можно говорить? И никакой экономии. Соседи из обычного дома платят в среднем по 17 рублей за квадратный метр, а у нас около 24 рублей. Вот если бы тепловой счётчик и не включался, тогда можно было нам лить воду, сколько хочешь».

Как выяснилось позже, жители «умных» домов дополнительно платят по пять с лишним рублей за один квадратный метр за «содержание энергоэффективного оборудования». За год натекает по одному только дому № 17 132 тыс. рублей. «Ведь ни для кого не секрет, что это крутое оборудование простаивает, никто его не обслуживает и даже не охраняет, –  говорит жительница второго дома Василина Рыжакова. – А деньги получает УК, которая ссылается на администрацию, якобы она установила такие тарифы». Женщину поддержали соседи: «Мы ездили в администрацию, нам сказали, что кто-то должен это оборудование охранять и обслуживать».  

Главный инженер обслуживающей организации «ЖЭТ-2» Людмила Виноградова, которая прибыла на встречу по просьбе администрации города, обещала, что в конце года будет произведён перерасчёт и деньги будут возвращены жильцам. При этом отметила, что в этих домах очень низкая платёжеспособность – всего 15% собственников квартир этих домов оплачивают за жилищно-коммунальные услуги. Однако вопрос о том, производился ли перерасчёт ранее, повис в воздухе. Так же, как и вопросы жильцов, которые не отступали и то и дело продолжали жаловаться на многочисленные проблемы. 

– Вытяжка не работает, зимой соседи с первого этажа замерзали, спасались двумя обогревателями. Дом расползается по швам, уже видны трещины, и что делать дальше с этим оборудованием? – не умолкали жильцы. – Вы видели, какие у нас батареи установлены, они же летом должны работать как кондиционеры, охлаждать. А мы даже отрегулировать их не можем – не умеем. Электроникой-то дом напичкан дорогой, а как её эксплуатировать, никто не знает. Нам никто ничего не объяснил, мы сами по Интернету делали запрос, спрашивали у тех, кто также живёт в таких домах. Если это экспериментальный дом, то почему нас бросили? 

В администрации Ангарска сообщили, что в городское управление капитального строительства – заказчику объекта – жалобы от жильцов печально прославившихся домов поступают постоянно. Сейчас специалисты ищут ответ на вопрос, почему хотели как лучше, а получилось так, как есть. 

Как сообщила «СЭ» начальник управления капитального строительства, ЖКХ, транспорта и связи администрации Ангарска Василина Шунова, собственники этих домов на протяжении нескольких лет не могли выбрать подрядную организацию и создать ТСЖ, а значит, не могли качественно и своевременно обсуживать данное оборудование. «В январе 2016 года после проведения администрацией Ангарска открытого конкурса на выбор управляющей компании собственники обратились с просьбой не использовать и не учитывать данные энергоэффективного оборудования, – рассказала она. – Это связано с тем, что в перечень работ и услуг по содержанию много­квартирного дома было включено содержание энергоэффективной «начинки», но жители приняли решение об исключении этих затрат из перечня. Повлиять на их решение управление капитального строительства ЖКХ, транспорта и связи не может». Однако, по всей видимости, управляющая компания проигнорировала просьбу жителей не взимать с них дополнительные деньги за содержание «умного» оборудования. 

Василина Шунова отметила, что речь идёт об энергоэффективном оборудовании для дома, а не для каждой квартиры. Таким образом, если один из соседей будет расточительно использовать воду, а другой экономить, это в итоге не приведёт к экономии. Помимо того, что система экспериментальная, нужно учитывать и контингент заселившихся. «Это горожане, переехавшие из ветхих и аварийных домов, – отметила Василина Шунова.  – К сожалению, в большинстве это те, кого не интересуют вопросы содержания в порядке своего имущества». Она добавила, что жильцы ненадлежаще используют оборудование: в системе есть поломки, которые можно ликвидировать только по инициативе жителей. О каких именно «поломках» идёт речь, чиновница не пояснила.  

Обязательное условие

Строительство энергоэффективных зданий шло по инициативе государственной корпорации «Фонд содействия реформированию ЖКХ». Как сообщил «Сибирскому энергетику» главный инженер ООО «Барнаулгражданпроект», ответственного исполнителя нескольких проектов энергоэффективных зданий, Андрей Суртаев, в 2010 году был запущен первый энергоэффективный дом в Барнауле. Приезжали представители администрации Иркутской области, смотрели. 

В 2011 году ангарская компания ООО «Стройпроект», которая была проектировщиком домов в Ангарске, обратилась в «Барнаулгражданпроект» выполнить проект теплового пункта. В техзадании было обязательное условие – использовать альтернативные источники энергии, например солнечные коллекторы, тепловой насос с грунтовым теплообменником. 

– Там такая цепочка, заказчиком была администрация Ангарска, у неё был генподрядчик – ООО «Ангарское строительное управление», ООО «Стройпроект» и «Барнаулгражданпроект» на субподряде, – вспоминает Андрей Суртаев. – Мы выполнили проект теплового пункта с использованием солнечных коллекторов, с тепловым насосом в здании, с грунтовым теплообменником во дворе дома и теплотрассы на всякий случай, если это всё не будет работать. 

Монтаж оборудования производила барнаульская организация, которая имела в этом опыт. Она смонтировала солнечные коллекторы, тепловой пункт, теплообменники, а грунтовый теплообменник производил генеральный подрядчик – ООО «Ангарское строительное управление». К сожалению, взять комментарий у этой компании «СЭ» не удалось, поскольку «человек, который отвечал  за эти дома, в компании больше не работает».  

– Оборудование всё запустили, и всё работало, – продолжает Суртаев. – Однако весной сотрудники монтажной компании поехали проводить повторные пусконаладочные работы, и тогда выявилось, что в грунтовом теплообменнике, который делал генподрядчик, был прорыв, обнаружились механические повреждения. При опрессовке выявились потери давления. Было необходимо искать точное место повреждения и ремонтировать, потому как из-за этого не работал сам тепловой насос, ещё и химия в землю вытекала, с точки зрения экологии это очень нехорошо. 

 По словам Андрея Суртаева, на тот момент (весна 2012 года. – Авт.) всё остальное из «умной начинки» (солнечный коллектор, тепловой насос) работало. В общем, оборудование первого дома было работоспособно: если бы грунтовый теплообменник не вышел из строя, то, может, функционировал бы и сейчас.  Самой вероятной причиной поломки системы Андрей Суртаев назвал некачественный монтаж.  «Я уверен на 100%, что это грунтовый теплообменник был неправильно смонтирован генподрядчиком», – говорит инженер.  

Во втором доме, по его словам, начинка была немного сложнее: система контроля микроклимата, подконтрольная жильцам, вентиляционные (рекуперационные) установки, батареи, переключающиеся на более низкую отдачу тепла, система чиллер-фанкойл – многозональная система кондиционирования воздуха (в отсутствие хозяев в квартирах должна была понижаться температура). В доме был предусмотрен тепловой насос, который запускался бы в марте и выключался в октябре. Однако «умное» устройство так и не заработало. Оборудование приобрели, но не полностью, оставалось поставить самый простой теплообменник стоимостью около 30–40 тыс. рублей и залить незамерзающей жидкостью. На всё это не хватило генеральному подрядчику примерно 250–300 тыс. рублей.  Специалисты, которые занимались установкой оборудования, не дождались поставки недостающих элементов системы, так и уехали.  

Методом проб и ошибок 

– Опыт эксплуатации «умных» домов в регионе меньше пяти лет, – рассказал корреспонденту «СЭ» заместитель министра жилищной политики, энергетики, транспорта и связи Иркутской области Александр Трифонов. – Строительство таких объектов было опытное, экспериментальное.  Конечно, мы прекрасно понимали, что в условиях Ангарска самое дешёвое тепло ТЭЦ, но нам важно было и отработать новые технологии. Более того, эти дома строились в рамках ФЗ «Переселение из ветхого и аварийного жилья», и обязательным условием по этой программе было обеспечить новые дома энергоэффективным оборудованием, а именно таким технологическим решением является тепловой насос. Это апробирование новых методов и форм оборудования, чтобы наработать опыт, а потом уже с учётом плюсов и минусов рекомендовать другим.  

По его словам, теперь правительство региона, в частности министерство жилищной политики, энергетики, транспорта и связи, «опытные» дома в таком виде, как в Ангарске, тиражировать не станет, как это планировалось ранее. «Те технические решения, которые применялись в ангарских домах, совершенно неактуальны, потому что в Ангарске централизованная система теплоснабжения  надёжная и экономичная». 

Более того, Александр Трифонов напомнил, что прежний руководитель министерства Пётр Воронин был категорически против не самих «умных» домов, а именно того, как в Ангарске реализуется этот проект. «Ошибка была в выборе технологического решения, – говорит чиновник. – Мы прекрасно понимали, что это будет неэффективно». 

Коллегу поддержал и второй заместитель министра по жилищной политике, энергетики и транспорту Сергей Малинкин, он сразу отметил, что «дома посадили неудачно на теплотрассу». 

– Эти проекты необходимо делать не «спустя рукава», а проводить системный мониторинг, мы помогли администрации Ангарска по программе ветхого аварийного жилья, а уже следить должны были на уровне управляющей организации, – заявил Малинкин. – С другой стороны, кажется: можно занять позицию и ничего не делать, тогда и ошибок не будет – и  не будешь  рад или огорчён результатом.

Говоря о проектах в Ангарске, Малинкин отметил, что их «опробовали и не видим сейчас радушного отношения ни со стороны жилищной организации, ни со стороны жителей, которым мы это благо сделали». По его словам, нет видимого эффекта и реальной экономии, чтобы люди там существенно меньше платили. «Только личный опыт позволяет делать ошибки», – говорит Малинкин. 

«Тут дело даже не в деньгах, которых не хватило на приобретение недостающего оборудования, это ведь не проблема, дело в том, что никому ничего не надо. Ведь Ангарску выделили большие деньги, их дело было довести до ума», – отметил Александр Трифонов. 

Большие проблемы масштабного проекта 

По мнению Александра Трифонова, энергосберегающие технологии не работают в Иркутской области из-за относительно недорогой стоимости энергоресурсов. Срок окупаемости энергоэффективных проектов выходит очень долгим. Дорого обходятся и импортное оборудование, и индивидуальное проектирование, и монтаж. Например, тепловые насосы пока производятся только за рубежом. 

Андрей Суртаев убеждён, энергоэффективное оборудование должно использоваться не в многоквартирных домах, а на частных объектах – турбазах и гостиницах, где один собственник и он заинтересован в экономии ресурсов. В таких случаях всё работает и даёт нужный эффект, и такие примеры существуют. Если это многоквартирное жильё, то его должна обслуживать квалифицированная управляющая компания или  энергоснабжающая организация, считает Суртаев.  

По его словам, по программе переселения из ветхого и аварийного жилья необходимо было переселять в обычные дома, а внедрение альтернативных источников для не заинтере­сованных в них жителей как-то нелогично. «Это оборудование должно быть связано не с жилыми домами, а с энергогенерирующими организациями.  Оно не для домов и жильцов, а для тех, кто производит энергию».  

Пока участвующие стороны препираются, кто прав, кто виноват, эксперты обсуждают плюсы и минусы реализованного проекта, жильцы «пилотных» домов чувствуют себя жертвами не­удавшегося эксперимента. Получается, что «умные» дома не оправдывают тех задач, ради которых и были построены. Их энергоэффективность и экономичность до сих пор находятся под вопросом. А сроки, в которые все проблемы будут устранены, по-прежнему остаются неопределёнными. Тем не менее жители дома верят в то, что технологии будущего в «умном» доме всё-таки заработают. «Сибирский энергетик» продолжит следить за развитием событий. 

 

Мария Никульшеева

Сибирский энергетик

 
вверх