Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Неожиданный финал загородной прогулки

[20.09.2016 / 16:55]

На прошлой неделе оперативные сотрудники наркополиции задержали двоих «оптовиков», у которых в сумме изъяли семь килограммов синтетических наркотиков. Сколько это в граммах – понятно. А сколько в рублях? Один из главных законов бизнеса звучит так: «На рынке нет фиксированных цен». То есть за сколько продашь – то и твоё. Минус налоги и накладные расходы – вложения, зарплаты. Законы наркотрафика слегка отличаются. Накладные расходы есть, налогов нет. И тем не менее понятие «цена за килограмм» – штука крайне расплывчатая. Есть такой наркотик – «скорость», китайский грязный аналог амфетамина, очень популярный сейчас в Иркутске. Возможно, даже один из основных наркотиков на местном наркорынке. Сколько оптом стоит килограмм «скорости»?

Никто не знает, по какой цене его в промышленных масштабах в Китае закупают организаторы этого криминального бизнеса. Этого не знают мелкие оптовики – они его не покупают, хотя «разбрасывают» по курьерам килограммами. Курьеры и оптовики сидят на сдельной зарплате и в эту высшую математику не суются. Известна только цена за грамм – 2200 рублей. Но минимальная доза – 0,3 грамма – стоит 900 рублей. Когда СМИ сообщают, что «задержана партия наркотиков, стоимость которой может составлять вот такую сумму», эта сумма – чистая, оторванная от жизни арифметика, сумма граммов... 

На прошлой неделе оперативные сотрудники наркополиции задержали двоих «оптовиков», у которых в сумме изъяли 7 килограммов «синтетики». Если говорить корректно, к «операторам» интернет-магазина, который торговал этой дурью, как минимум могло вернуться почти 15 миллионов рублей. Кто такие «операторы», за что получают зарплату «курьеры» и как организован современный интернет-бизнес по торговле наркотиками, пытался разобраться «Иркутский репортёр».        

Загородная прогулка

Начиналась эта увлекательная история ужасно обыденно. Ясным солнечным днём в начале прошлой недели, сразу после обеда, на остановке «Политех» встретились два молодых парня – среднего роста, плотного, атлетического телосложения, настолько без особых примет, что они быстро затерялись в толпе стоящих на остановке студентов. Хотя один был рыжеватый, а второй – русый, что-то неуловимо указывало на их кровное родство. Они дождались автобуса в Ангарск, вошли в салон и спокойно отправились в соседний город.   

Парни вели себя спокойно, время от времени лениво перебрасывались репликами и ничем не привлекали к себе внимания. В Ангарске они вышли на одной из остановок, по телефону вызвали такси и попросили водителя отвезти их на окраину города – сказали, что сами покажут место на объездной дороге. Когда вышли на обочину и отпустили такси, их поведение слегка изменилось – настороженно озираясь, они удалились в лесополосу на несколько десятков метров, уверенно подошли к дереву, так же ничем не выделявшемуся в лесу, как они сами – в толпе студентов часом ранее. 

Один из них ногой отодвинул в сторону небольшой валун, второй, присев на корточки, разгрёб тонкий слой земли и с лёгким усилием вытянул из ямки плотный полиэтиленовый пакет бесформенных очертаний с какой-то белой зернистой массой, больше всего похожей на муку. Собственно, это и была «мука», как на наркосленге называют один из видов «технического амфетамина» – наркотика-психостимулятора альфа-PVP, также именуемого местными любителями дури «скорость».  

Что бы понять, какое место эти двое занимали в местном наркотрафике и откуда они получили этот «крупный вес», нужно объяснить, как в принципе работает эта система «незаконного оборота наркотиков» вида «скорость». Давно канули в прошлое те времена, когда героиновый наркоман метался по Третьему посёлку ГЭС в поисках знакомого «бегунка», совал ему мятые сотенные купюры, потом «бегунок» отправлялся к «барыге», получал от него «чек» героина и нёс его наркоману. По этой цепочке от конечного потребителя наркополиция легко могла отследить и задержать оптовых продавцов.

Высокие технологии всё изменили и в области торговли наркотиками. Теперь движение «деньги – товар» происходит бесконтактно, а звенья этой цепи даже не знакомы друг с другом. Всем известна система сетевого маркетинга. Именно этот принцип положен сейчас в основу наркоторговли. Но для начала нужно разобраться с системой подчинения и принятыми в этой системе терминами.

Табель о рангах «скоростного» наркотрафика

Наверху всей пирамиды стоят «организаторы». Они могли сами начинать с того, что закупали где-то в Китае или возили оттуда небольшие партии «скорости», могут просто обладать способностями к организации людей в цепочки сетевого маркетинга. Сейчас они уже, как полагается владельцам «респектабельного» бизнеса, только кон­тролируют работу всей цепочки и наслаждаются плодами трудов. Как правило, это молодые парни, переехавшие жить за границу – в основном они предпочитают обитать в Юго-Восточной Азии, во Вьетнаме и Таиланде. 

Постоянное взаимодействие «организатор» поддерживает в основном с двумя своими заместителями – «финансистом» и «куратором». «Финансист» координирует движение денежных потоков – на закупку новых крупнооптовых партий, получение прибыли от конечных потребителей, выделение зарплатного фонда. «Куратор» является скорее советником по бе­зопасности – он консультирует всех участников сети, как распространять данные в Интернете и, в случае опасности, как их уничтожать; как работать с «закладками» – местами, где прячут разовые дозы «скорости», впоследствии, по получении предоплаты, сообщая эти адреса наркоманам. 

Следующее звено – «оператор», самый главный человек, который принимает конкретные заказы от конечных потребителей в Интернете и организует продажу. Существует огромное множество интернет-магазинов и специализированных форумов. Хотя они постоянно выявляются и закрываются Роскомнадзором, ушлые потребители запрещённых веществ сейчас хорошо разбираются в особенностях Интернета и эти запреты обходят с помощью некоторых програм-анонимайзеров и браузеров, позволяющих заходить на сайты с серверов за пределами нашей страны, где не действует этот запрет. 

– Физически магазина, в который можно прийти, поторговаться и купить, не существует. Судя по отзывам на сайте, в основном этот магазин работает на территории Сибири – Красноярск, Барнаул, Усолье-Сибирское, Ангарск, Иркутск, Шелехово,  Братск…  Для интернет-магазинов расстояния вообще мало чем ограничены при соответствующих организаторских способностях их создателей – есть магазины, одновременно имеющие «филиалы» в Екатеринбурге, Иркутске и Владивостоке, – комментирует ситуацию один из оперативных сотрудников отдела по борьбе с наркотиками синтетических видов областного Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.

Со стороны самого любителя «ускориться» всё выглядит просто. Он заходит на этот запретный ресурс. На форумах может идти переписка, в которой об условиях продажи наркотиков договариваются непосредственно с оператором. Каждый магазин на форуме создаёт свою ветку, где идёт обсуждение качества товаров – отзывы или так называемые «трип-репорты». Причём на самом форуме происходит лишь «заочное знакомство» с оператором, все переговоры о покупке идут через современные мессенджеры – телеграмм, вотс-ап, вайбер.  На «автосайтах», сайтах автоматических продаж, ещё проще – там есть ассортимент с прайсом разных производных «скорости», известных под разными сленговыми обозначениями («кристаллы», «мука», «твёрдый»), и одним кликом заказывается вещество и его вес, в разделе «Примечания» указывается свой контакт. На этот «адрес» вскоре приходит счёт электронного способа оплаты – самыми распространёнными являются Qiwi и «Яндекс-кошелёк». Когда потребитель производит ­оплату, на тот же «адрес» ему передаются данные об адресе «закладки», где его уже давно дожидается вожделенная доза.

Из виртуальности – в реальность

Со стороны оператора то же самое – напряжённый организаторский труд. На этом этапе всё из Интернета выходит в реальность. Всё начинается с конца – с курьеров, самого низового звена этой цепи, распространителей разовых доз. Курьеров вербуют, как это ни парадоксально, из молодых людей – средний возраст составляет 15–30 лет, – которые просто ищут работу. Сначала они обычно преодолевают внутреннее сопротивление – всё-таки распространение наркотиков не такая уж завидная карьера с большими перспективами. Но быстро втягиваются, почувствовав запах лёгких денег.

Сначала курьеры рыщут по городу и ищут места, подходящие для «закладок». Это должно быть укромное место в подъезде, в заборе, на лавочке, куда можно незаметно сунуть и так же незаметно забрать дозу «скорости» в маленьком поли­этиленовом пакетике с зажимом по верху – по названию этого продольного паза пакет с дозой называется на сленге «клипса». Набрав с десяток таких мест, курьеры докладывают о них оператору. Причём нужно не только назвать адрес, но и описать все приметные детали на местности и даже послать фото «за-­

кладки» с окружающим её пейзажем. Насколько она безопасна, проверяет «куратор», он же даёт окончательное разрешение на использование «закладки».

В Иркутской области, как в любой, на которую распространяется деятельность этого магазина, существует «база» – физически существующее место, где находится время от времени пополняемый крупным количеством наркотика «склад», за который отвечает «оптовик». Раз в неделю от оператора поступает адрес и приказ – положить один килограмм вещества в закладку по определённому адресу. Эту закладку забирает следующее звено цепи – «мелкооптовый закладчик». 

«Мелкооптовик» раскидывает по многочисленным закладкам товар весом в несколько грамм для курьеров. От курьеров таким же бесконтактным способом разовые дозы достигают конечных потребителей. При этом курьер не только не знает, кто заберёт дозу из закладки – эта доза ещё даже не продана на момент её помещения в тайник. Система работает на опережение. Когда, раз в неделю, оператор спускает приказ оптовику начать движение килограмма вещества вниз по цепочке, это движение заканчивается на курьерах, которым оператор сообщает список адресов для нескольких закладок. 

Курьер должен отчитаться перед оператором, закладки по каким адресам он сделал. Когда клиенты через Интернет выходят на оператора, он сообщает им адрес ближайшей к ним закладки, в которой доза может ждать его уже несколько дней – поэтому в комментариях покупателя просят указать не только город, но и район, и даже улицу, где клиенту было бы удобно найти ближайшую к нему закладку.

– Особенности и сложности обнаружения в том, что нет прямого обмена товара на деньги, как, например, было при распространении героина. Курьеры разложили некоторое количество закладок. От этого количества зависит их зарплата. То есть они не получают деньги за наркотики – им приходит некоторое количество вещества, которое они распространяют и потом, по факту, сдельно, получают фиксированную зарплату. Поймите – они не покупают свои килограммы вещества, им их дают, присылают. Они мелкий опт фактически не продают – они его только распространяют, скидывают мелким оптовикам. И только после этого получают 

оплату своей работы, – объясняет особенности современной борьбы с сетевым наркотрафиком начальник отдела по борьбе с наркотиками синтетических видов Алексей Котовщиков. 

В лицо никто друг друга не знает – даже курьеры, живущие в одном городе, в одном районе, между собой не знакомы. В Иркутске были задержаны «оптовики», которые хранили «склад» одного из таких магазинов и раскидывали партии по мелким оптовикам. Тактика и методика оперативно-розыскных действий не разглашается – в общем говоря, оперативникам стало известно, что два молодых человека, жителя Иркутска, распространяют наркотики от одного из интернет-магазинов.

Хранители

При разработке личностей подозреваемых стало известно, что ничем определённым они не занимались, жили в своё удовольствие, отдавая предпочтения девушкам, ночным клубам и занятиям в тренажёрном зале – несмотря на то, что они и сами не пренебрегали употреблением, но не распространяемой «скорости», а наркотиков растительного происхождения, они чтили здоровый образ жизни. Это были обычные, среднестатистические молодые иркутяне, ничем внимания к себе не привлекавшие – ни правоохранительных органов, ни даже соседей. Хранителями «склада» были два брата – 27 и 23 лет. 

Оперативникам стало известно, что они планируют забрать очередную закладку, и тогда было принято решение о задержании. Их вели от самого дома. По лесу за ними не ходили – дождались, когда они вернутся на трассу. Два брата подошли к кафе «Купеческий двор» и на этот адрес вызвали такси. Оперативники дождались, пока «оптовики» сядут в машину, и только тогда их задержали – парни спортивные, мало ли что им стукнет в голову, а в машине, в ограниченном пространстве, у них не было возможности для активного сопротивления. При них обнаружили сумку со спортивной экипировкой – после этого они собирались ехать на тренировку. 

Впоследствии на допросах они рассказали о трогательной детали: перед выходом из дома в тот день между братьями возник спор – что сначала, сходить на тренировку или съездить за тремя килограммами наркотиков? Решили, что после тренировки они будут слишком усталыми для междугородних разъездов. 

Справившись с первым шоком, они стали утверждать, что ничего запрещённого при них нет, а сюда они приехали по какой-то непонятной просьбе какого-то знакомого, грибочки поискать и погулять по лесу. Эту версию быстро разрушил извлечённый оперативниками из спортивной сумки увесистый полиэтиленовый пакет с белым порошком. Но это было только началом.

Куратор инструктировал оптовиков, что дома держать склад нельзя – в случае поимки сотрудники первым делом обыщут их жилище. Однако даже рекомендованные им меры безопасности не помогли – к тому времени сотрудники полиции уже знали обстоятельства их семейной жизни. Сами они жили в разных квартирах – старший брат с дядей в Октябрьском районе, а младший снимал квартиру со своей девушкой, но оба были зарегистрированы по третьему адресу в Академгородке.

В Академгородке жил их отец. С матерью он разошёлся, с сыновьями отношения не сложились, но их детская комната осталась за ними. В ней-то, в примитивно устроенном в тумбочке тайнике, оперативники и нашли ещё один пакет – четыре килограмма живого веса. Помимо этого в комнате были обнаружены весы и приспособления для фасовки наркотиков. 

– В розницу один грамм «скорости» стоит 2200 рублей. Но оптовая партия стоит, конечно, дешевле, поэтому общую стоимость изъятой партии можно определить только приблизительно. Зарабатывали «оптовики» не очень много – средняя зарплата каждого составляла 50–60 тысяч. Розничные курьеры из-за опас­ности работы и из-за большего количества закладок получают больше – до ста тысяч в месяц. С одной разовой закладки они получают по 250–300 рублей, – разъясняет цену вопроса Алексей Котовщиков. 

Великое замещение

Героиновый рынок никуда не делся, не стал значительно меньше. Однако замещение на «синтетику» идёт за счёт того, что и в потребление, и в распространение вовлекается всё больше молодёжи, у которой героин сейчас стал «немодным». Другим фактором «популярности» синтетических наркотиков стала их лёгкая доступность. Если героиновому нар­коману нужно было бегать по улицам и искать знакомого «бегунка», который согласится продать «чек», или долго добиваться доверия барыги, чтобы покупать «с кормушки», ждать, когда завезут «товар» или настанет строго определённое время торговли, то единственное, что нужно потребителю «синтетики», – зайти в Интернет. 

Более того, специалисты отмечают, что на синтетику «пересаживается» и часть бывших героиновых наркоманов – именно по вышеуказанной причине. Проще и быстрее купить «скорость», чем героиновый «чек», и массово этот процесс не происходит только по причине относительно высокой стоимости амфетаминов. 

95% наркотиков в Иркутск приходят из Китая, но не напрямую – транзит проходит через Уссурийск в Москву, откуда рассылается по всем городам. Везут не только готовые к употреблению наркотики, но и «конструкторы» – ингредиенты для «сборки» местными умельцами наркотиков на месте.

– Нужно отметить, что вещества, запрещённые к распространению на территории России, в Китае имеют свободное легальное хождение. Например, МДПВ, появившееся у нас первым из амфетаминового ряда, легально. И в Китае работают целые заводы, которые выпускают эти вещества в промышленных объёмах и используются в промышленности и медицине, – комментируют ситуацию с незаконным оборотом наркотиков сотрудники областного Управления Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков.     

 

Берт Корк

Иркутский репортер

 
вверх