Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Буду добиваться правды…

[27.05.2016 / 12:30]

«Буду добиваться правды…»

 

Апелляционный суд Иркутской области 15 апреля вынес решение по делу Жукова-Кажаевой. Приговор Ангарского городского суда оставлен в силе. Владимира Жукова и Светлану Кажаеву суд признал виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст.160 УК РФ. Эта эпопея длится с 27 марта 2014 года. Все это время Светлана Кажаева была лишена права рассказать о том, что с нею произошло.  На сегодняшний день приговор вступил в законную силу, а значит, настало время назвать вещи своими именами.

 

- Светлана Борисовна, это первое ваше интервью за последние два года.  С чего начнем разговор?

 

- Я хотела бы поблагодарить тех, кто поддерживал, верил и верит в меня. Тех незнакомых людей, с которыми я встречаюсь на улице, в транспорте – при встрече они говорят, что прекрасно понимают, почему с нами произошло все это. Хочу сказать отдельное спасибо нескольким медицинским работникам, не всех знаю по фамилии – они оказались порядочными и сильными людьми и по-своему проявили свою гражданскую позицию, не позволив расправиться со мной.

 

- Решение апелляционного областного суда было для Вас неожиданным?

 

-  Раньше я слышала, что по правилам судопроизводства, нагрузка на судей, каждое дело, пришедшее в суд, распределяется компьютером, чтобы исключить человеческий фактор, чью-либо заинтересованность. Фамилию судьи, который вел в Ангарском городском суде наше дело, я узнала в Следственном комитете еще за месяц до завершения следствия. То есть ничего случайного в нашем деле не было и быть не могло.

 

- Вам и Жукову предъявили обвинение по ст. 160 ч.3 УК. СМИ это преподносят как растрату бюджетных средств. А как вы считаете, за что вас судили?

 

- Жукова судили за то, что он издал распоряжение об установлении доплаты за исполнение полномочий мэра на период, пока не будет избран новый мэр.  За это он получил полтора года тюрьмы (из них полгода его продержали в одиночке, как особо опасного преступника) плюс 4 года условно. А мне дали три года условно плюс 11 месяцев домашнего ареста за то, что я своим распоряжением снизила себе доплату за исполнение полномочий мэра и тем самим сэкономила бюджетные деньги.

Судом, как и всем участникам судебного процесса, даже не оспаривался тот факт, что я исполняла полномочия мэра. Это подтвердила и сторона обвинения, и сам суд, и свидетели, за исключением депутата Куранова, который сказал, что я не исполняла полномочия мэра, и занималась канцелярской работой.

Если человек выполняет работу, он должен получить оплату за свой труд. Это право гарантировано как Конституцией РФ, так и нормами международного права. Любой труд должен быть оплачен. Поэтому считаю, что меня осудили за то, что я честно работала, но кому-то перешла дорогу.

 

- Как могли Вас обязать исполнять полномочия мэра? Отказаться нельзя было?

 

- В Уставе АМО определено, что в случае досрочного прекращения полномочий мэра АМО до избрания нового мэра его полномочия осуществляет заместитель председателя Думы. Эта норма права обязательная.  Жуков   не назначал Кажаеву на должность заместителя председателя Думы, меня выбрали депутаты тайным голосованием.  Жуков, после победы на выборах главы города, уходя с должности мэра, никому, кроме меня, не мог передать полномочия, потому что был обязан выполнить требования Устава. Независимо от того, назначил бы мне доплату Жуков В.В. или нет, я бы все равно, соблюдая требования Устава АМО, до избрания нового мэра обязана была исполнять полномочия мэра в полном объеме.

Следствие и суд обвинили меня в том, что мне было невыгодно избрание нового мэра. Это чушь. Хочу напомнить, что не Куранов и не Городской, а именно я, как и.п. мэра, 11 раз ставила на Думу вопрос об избрании мэра. Мэра избирали практически на каждом заседании Думы АМО, но так и не избрали – нужного количества голосов не набрал ни один кандидат.

 

- В уголовном деле на Жукова и Кажаеву при направлении его в суд было 18 томов, сейчас в нем – 36 томов. Чем приросло уголовное дело? И что такое 2 тома апелляционных жалоб?

 

- Из первоначальных 18 томов более десяти не имели к нашему делу никакого отношения. Это документы, изъятые в аппарате Думы, по самым разным рабочим вопросам за большой период времени, когда еще ни Жуков, ни Кажаева не работали руководителями муниципального образования. Для чего эти кипы бумаги подшили в дело? Думаю, для впечатления. Много томов – много материала, значит, точно виноваты. Показателен факт: в судебном заседании за один день судебного заседания рассмотрели более десяти томов, в каждом из которых более 200 страниц. Их даже не по диагонали смотрели, а скопом пролистывали.  А вот те 18 томов, которыми приросло дело за время судебных заседаний – это результат работы стороны защиты. Мы сделали массу запросов, чтобы обвинение и суд посмотрели на рассматриваемый вопрос со стороны бюджетного законодательства. Ответы на эти запросы были получены, но суд их проигнорировал.

Когда был вынесен приговор, я поняла, что суд ни в чем не разобрался. Поэтому мне пришлось объяснять апелляционному суду по каждой позиции, каждому абзацу приговора, что это не соответствует законодательству. Апелляционный суд должен был все это изучить. Это, конечно, кропотливый труд. И заниматься им суд не стал. Председательствующий в апелляционной инстанции зевала в течение всего судебного заседания.

 

- Какие моменты следствия вам особенно запомнились?

 

- 7 апреля 2014 года, когда я находилась на домашнем аресте, у меня впервые в жизни случился гипертонический криз с судорожным синдромом. Скорая увезла меня в БСМП, это было около полуночи, туда тут же из Иркутска примчалась следователь Черкашина и начала принуждать врачей БСМП, чтобы они вызвали скорую, чтобы меня увезли в психбольницу, что и было сделано. Там следователь, в моем присутствии и присутствии моего сына, настоятельно потребовала у дежурного врача, чтобы он меня госпитализировал, дословно заявив: «Скажите, кому мне позвонить, чтобы вы ее положили?». Спасибо, врач оказался порядочным человеком и не пошел у нее на поводу. На следующий день она собрала целую комиссию, которая, обследовав меня, пришла к выводу, что я психически совершенно здорова и просто  нахожусь в стрессовой ситуации. Если бы Черкашина добилась своего, какой бы я оттуда вышла? Превращенной лекарствами в овощ? Ради чего меня ломали? Чтобы я признала вину в том, чего не совершала, чтобы оговорила себя и Жукова? Это страшная система, которая согнет в бараний рог любого человека, если в нем нет стержня. А со мной они просчитались. Я воспитывалась в мужской среде: отцом и тремя братьями. Меня с детства научили стоять за себя. И мой характер не изменился.

Все дело возвели на двух глиняных ногах – распоряжении Жукова об установлении доплаты за исполнение полномочий мэра и распоряжении Кажаевой о снижении размера доплаты с 80 до 55%. Но даже эти два документа следствие умудрилось изъять в аппарате думы с нарушением закона, и суд вынужден был исключить их из числа вещественных доказательств.

 

- Расскажите об экспертизе, за которую заплатили полмиллиона бюджетных денег матери одного из следователей.

 

- Чтобы подтвердить «ущерб», который якобы я и Жуков нанесли своими действиями бюджету, следствие приняло решение провести бухгалтерскую экспертизу. Руководителем экспертного учреждения оказалась … мать одного из следователей, непосредственно работавших по нашему делу. Эта бухгалтерская экспертиза проводилась 5 месяцев. Все это время нас продолжают ломать, чтобы признали свою вину. А потом, когда в суде всплыла информация о родственных отношениях следователя и руководителя экспертного учреждения, суд вынужден был убрать из доказательств эту бухгалтерскую экспертизу. И тут же назначил новую, аналогичную, которую провели за …  5 часов.

Также суд отменил как незаконные почерковедческую и техническую экспертизу документов, которые проводились без всякого конкурса (а это обязательное требование федерального законодательства) в коммерческой структуре, а должны были в государственной либо в некоммерческой. Руководителем этой конторы случайно оказалась подруга следователя. И я благодарна Ангарскому суду, что хотя бы это им сделано, иначе по такому «экспертному» заключению нас вообще бы на 10 лет упекли. В том, как проводилась эта экспертиза, особенно тщательно разбиралась сторона защиты Жукова. Адвокаты выяснили, что экспертиза проводилась платно, хотя в материалах дела написано, что никаких следственных расходов не было. А потом, в судебном заседании, руководитель экспертной организации, стоя за свидетельской трибуной, признала, что деньги за экспертизу ею были получены, правда, сумму она запамятовала, видимо, утомившись выполнять заказы Следственного комитета. Подытожу сказанное. У меня есть свое, выстраданное мнение о том, что из себя представляет Следственный комитет, но высказывать я его не буду.

 

- Что Вы лично ощутили во время судебных разбирательств?

 

-  Более всего в судебном процессе меня поразило вот что. Во время судебного заседания велась видеозапись. Суд разрешил ее вести. А когда нам выдали протокол судебного заседания, надлежаще заверенный, выяснилось, что суд …извратил показания ключевых свидетелей! Например, свидетель в зале суда отвечает на заданный вопрос «Да», а в протоколе записано, что он сказал «Нет». Меня это просто поразило! Чтобы доказать, что люди говорили не то, что им приписали, мы пытались приобщить видеозапись судебного заседания к материалам дела, дословную расшифровку аудиозаписи. Безрезультатно.

 

- Среди тех материалов, которые суд отказался приобщить к материалам дела, была аудиозапись, на которой Куранов предлагает платить ему и нескольким его коллегам-депутатам по 50 тысяч из бюджета АМО ежемесячно за то, что он будет «голосовать как надо». Эта запись появилась в интернете, и каждый желающий мог своими ушами услышать, что из себя представляет этот народный избранник. Почему эту запись не приобщили?

 

- Потому что эта аудиозапись не имеет прямого отношения к вопросу оплаты труда мэра. Но она имеет непосредственное отношение к таким свидетелям, как Горобец, Иванец, Куранов и Зеленцов. Эта аудиозапись показала истинное отношение этих депутатов ко мне как к человеку. На вопрос Куранову в зале суда об этой аудиозаписи он ответил, что такого разговора у него с Кажаевой не было. Почему я считаю нужным сказать об этом сейчас? Потому что вижу, как себя сегодня расхваливает депутат Куранов, «идейный генератор» нынешней власти. Хочу напомнить ангарчанам народную мудрость о том, кто громче всех кричит «Держи вора!».

 

- Русский человек всегда ищет правды и справедливости. Как, по-вашему, у него есть шанс? И стоит ли тратить свое жизненное время на бодание с системой?

 

- В аппарате думы был целый юридический отдел, в нем не по одному году работали специалисты, профессионалы.  Я им доверяла.  Они сказали: за исполнение полномочий мэра должна быть оплата труда. На тот момент у меня даже сомнений не было в их правоте, в том, что они качественно проработали вопрос о законности оплаты труда исполняющему полномочия мэра. Оказавшись на домашнем аресте, я потратила огромное количество времени на то, чтобы досконально изучить этот вопрос. Мою позицию поддержал профессор Саратовского госуниверситета Сергей Чаннов, большой специалист в области местного самоуправления (у него более сотни научных работ), он входит в консультационный совет при Президенте РФ. Хочу отметить, что и Ангарский и областной суд проигнорировал мнение этого специалиста и не приобщил его заключение к материалам дела. Сегодня я уверена в своей правоте на двести процентов – мы действовали по закону.  Я уже обратилась в Европейский суд по правам человека, жду ответа из секретариата суда. Также я буду обращаться в один из институтов ООН — Международную организацию труда в Женеву.

Не знаю, чем закончатся мои поиски правды. Одно знаю точно: я наработала огромный практический опыт, перелопатила российское законодательство, сейчас изучаю международное право. И могу рассказать людям по собственной практике, как себя вести, если тебя посадили на домашний арест (мудрость народную про суму и тюрьму никто не отменял!). Оказывается, даже в этой ситуации у человека есть права, только мало кто о них знает. Могу консультировать мэров и глав, как себя обезопасить в работе, чтобы не подставили.  Это сегодня актуальная тема.  Считаю, что в нашей стране каждый человек должен   уметь себя защитить.

 

- Что помогло Вам выдержать эту мясорубку?

 

-  Следственная бригада из 8 человек проверяла через интерпол, что у меня есть за границей, счета в банках, недвижимость… Ну и что нарыли? Ничего. Пережить все это одна, без    родственников, близких друзей, я бы не смогла. Меня лишили работы, возможности зарабатывать себе на жизнь. Кормили родственники и друзья. Осенью моя кухня была просто завалена овощами, я ни разу до этого не делала столько заготовок. Спасибо всем моим друзьям, ни в одном из них я не ошиблась. Что касается знакомых, многие из них поотвалились, эта была хорошая проверка на прочность и порядочность. Теперь я не так доверяю людям, как раньше.

Меня осудили, оболгали на всю страну, в СМИ от местного до федерального уровня назвали воровкой, вороватой чиновницей и прочими грязными словами.  После этого меня разыскал одноклассник, с которым мы не виделись почти 30 лет, он живет сейчас на севере. Позвонил, чтобы поддержать, сказал, что не верит тому, что обо мне пишут. Я спросила, почему не верит, ведь за 30 лет мы могли измениться. Он ответил: «Я знаю твою семью, твоего отца. Ты не можешь вести себя по-другому, чем твоя семья».

Такая деталь: чтобы охарактеризовать меня как человека, в зал суда пришли в качестве свидетелей все до единого мои работодатели за все 30 лет моего трудового стажа, мои коллеги еще с первого места работы, соседи… Ни один не сказал худого слова.

Последние два года были, конечно, тяжелыми. Но я боец, у меня большие планы, и мне не привыкать преодолевать трудности. Буду добиваться правды.

 

Беседовала Ирина Сутырина

Из почтового ящика

Категории:  Дело взгладнувшего мэра
 

Кудранов

Ответ на сообщение - УЭК

О, ты, нелепое созданье,

Что полнит мир ужасным злом,

Спасись: о стену мирозданья

Ударься мерзостным челом...  

5 7

29.08.2016 16:06:33

Матрасов

Ответ на сообщение - Запашков

Ты, сотворивший пасквиль сей,

Отбрось сомненья и тревоги,

Наполни свой бокал и пей,

Тот яд, что дали тебе Боги...  

5 7

29.08.2016 16:05:22

УЭК

Ответ на сообщение - Николай Беляев

Действительно, а какие счеты к Кажаевой были у следователей, прокуроров и судей? Кто их проплачивал? Какую правду и кому в лицо она её говорила? О каких Ангарчанах речь? Абсолютное большинство считает её лгуньей. За что спасибо? За украденный у города миллион?

9 13

02.07.2016 23:56:27

Запашков

Ответ на сообщение - Николай Беляев

О какой правде и морали Кажаевой может идти речь, если на суде, все до единого свидетеля подтвердили факт сокрытия незаконной доплаты от депутатов и факт наличия заявлений о сложении полномочий без даты, которыми она шантажировала Думу?

О какой правде Жукова можно говорить если заявляя о своей невиновности он под напором неопровержимых доказательств отказался от показаний не только в процессе предварительного следствия, но и в суде?

Разве можно говорить о них как о людях непрогнувшихся, если сегодняшний семейный жуковский бизнес работает под крышей Дато?

7 17

01.07.2016 12:07:22

Николай Беляев

Спасибо Вам Светлана Борисовна Вы пример человека не прогнувшегося под систему продажных судей, следователей взяточников и прокуроров сводящих счеты с людьми которые говорят правду в лицо. Браво, Ангарчане с Вами ДЕРЖИТЕСЬ!!!!!

19 16

27.05.2016 12:51:08

вверх